Помолимся за дружбу и взаимопонимание православных народов, за единство Христианства и за открытость мира к Христу!

воскресенье, 27 октября 2013 г.

Фаворский свет в русской визуальной культуре: от фресок Дионисия до фотографий Юрия Холдина


Путник, посетивший Москву в 2011-12 гг. имел шанс познакомиться с незаурядном праздником духовной культуры. Грандиозная выставка под названием "Свет фресок Дионисия", расположенная в Музее московского кафедрального Собора Христа Спасителя и организованная Фондом "Фрески Руси" с благословения Святейшего Патриарха Кирилла, впервые собрала более 370 фотографий с образами ферапонтовских фресок Дионисия созданных московским фотохудожником Юрием Холдином (1954-2007).
Вереница высококачественных цветных экспонатов, расположенных в выставочном зале, окружающем верхний ярус могущественного московского собора, производит то чувство спокойствия и теплого блистающего света, типичное для фресок великого иконописца 15-го века.
Но только по мере прохождения по выставке и замечания точности и богатства деталeй рисунка и гармонии композиционных циклов, начинаешь осязать чудо. Великий Дионисий, которого мы знали по альбомам 60-’70 гг., был всегда блёклым, охро-желтая доминанта его фресок и отсутствие контрастов казались последствием бедности в пигментах местной географии (так ее и представляли искусствоведы тех времен!). Правда, тогдашние технологии печати тoже не блистали. Так, что в середине ХХ-го века оценки наивысшего превосходства и характеристика "премудрого", которыми современники оценивали легендарного иконoписца казались преувеличениями, или чисто риторическими формулами. Исxодя из советских альбомов его фрески не выдерживали сравнения с работами его блестящих предшественников Феофанa Грекa и преп. Андрея Рублевa. Убогое состояние Ферапонтовского монастыря, заброшенного уже за многие десятилетия, тоже сказало свое слово. Только после политических изменений ‘90-х годов начались реставрационные работы и фрески Дионисия предстали перед глазами современников в их истинном образе.
И вот в середине 90-х появляется фотограф, которому удается, без какого-то ни было высоко-технологического трюка, уловить на пленку реальную ценность фресок таинственного средневекового иконописца. Великий фотохудожник, но и духовно осведомленный православный христианин, воцерковленный человек. Художник с неисчерпаемыми терпением, упорностью и способностью самоотдачи. Eму как художнику было обидно, что гений Дионисия бесконечно страдал в кустарном опыте полиграфического и копийного представления его, испорченного, искажённого, не имеющего подчас никакого отношения к первоисточнику”, рассказывает искусствовед Екатерина Данилова. “Он почувствовал, что особая светоносность его фресок и изобилие графических и цветовых деталей лучше всего осязаются в поздние часы утра, то есть в кульминационный момент Божественной Литургии. Тогда атмосфера всего храма становится как-бы золотой”. И он начал свою долгую работу с пространством, светом и стенописью, моделируя свои фотокомпозиции, сохраняющие не только изящество и цветовую гармонию росписей, но и сам воздух, которым они дышат. Юрий Холдин не побоялся удержать тональность неоднородно освещённого храма, не побоялся зыбкости и капризной переменчивости дневного света, не справляясь с которым, прежде фотографы приоритетно избирали ночную съёмку при исключительно искусственном освещении. Избрав путь полуденного освещения, он стал создавать особые условия для плёнки, которая при многолетней работе в переменчивых условиях должна была неизменно и постоянно видеть цветовую температуру этого узкого диапазона времени. Методически перемещая леса с одного места в другое, он искал самый подходящий ракурс для выявления, как композиционного ансамбля, так и трудно осязаемых деталей или тех, которые замечаемы лишь при определенном освещении и при условии фронтального рассматривания их. Адекватно кадрируя композицию за композицией, в соответствии с иконописным каноном, так, как никакой жанровый альбом сейчас не делает. Стараясь адаптировать плоский глаз фотокамеры к неэвклидовым поверхностям средневековой архитектуры, не искажая геометрии каждой композиции.
Из 12 лет отданных проекту представления не только узкому кругу специалистов, имеющих к фрескам неограниченный допуск, а всему миру этого неповторимого древнерусского памятника, 7 лет длилась только съёмка параллельно с экспериментами по связи исходного изобразительного материала с издательско-типографским циклом. Эта важная цепочка подготовки никогда ранее не была отлажена столь тщательно. Такой глобальный художественный и технологический подход, в условиях совершенной самоотдачи, без какой либо государственной поддержки, вернее – вопреки её отсутствию – само по себе явление на сегодняшний день редчайшее.
  Справедливо говорят специалисты, что Юрий Холдин открывает новую эру в фотоискусстве. "Искусство фотописи", "писания светом" или "духовной фото-графии" это термин не существующий в литературе по специальности, но Юрий Холдин нас заставляет его принять. Ведь если этимологически "фотография" это и значит ("писание светом"), практика приблизила понятие этого слова ближе к репортажному реализму или, в противоположном смысле, к иллюзионизму фарса или к отвлеченному субъективизму метафизической съемки. И это нормально, ибо сами пионеры фотографии воспринимали фотографию лишь как физическое, а не как существенно духовное явление. Это сугубо материалистическое понимание фотоискусства сохранилось до наших дней. Но свет - напоминают нам Юрий Холдин и eго комментаторы – есть, преимущественно, непрeкращаемое движение духа! Даже известный дуализм волна-частица квантовой физики иносказательно говорит именно об этой реалии, которой не был чужд средневековый религиозный человек!
Богословское понимание света (как движение и в первую очередь движение мысли, как жизнь, как Слово-Логос) естественно требует богословского подхода к фотоискусству, со всеми художественными, техническими, нравственными и духовными необходимыми требованиям, и Юрий Холдин открывает этот путь. Такой подход может нас привести к более широкому практическому пониманию концепта обратной перспективы и к расширению приложений данного понятия за грани иконографии – пока единственной дисциплины, его употребляющей.
Издание фотоальбома было тоже трудом самим по себе. Вторым трудом, таким же единичным, как это замечают специалисты, на всем мировом рынке альбомов искусствa. Подготовка к печати цветного фотоальбома требует такой же высокой точности, как и сама съемка фото экспонатов. Чувствуешь, что заходишь на территорию, технически неконтролируемую, простo доброго или плохого предзнаменования, где вещи или возвышаются, или рушатся сами по себе, где, впоследствии продолжительного человеческого труда, художественное загадочно перепретается с духовным, где Таинство или принимает и подталкивает вперед, или отбрасывает человеческие усилия без права на оправдание. Как при возведении великих соборов. Остаётся тайной – как получилось, но фото-фрески целиком сохраняют качество оригиналов.
Входим в светоносное облако фресок Дионисия, облако фаворского света (и это не пустое слово), концентрирующего на протяжение веков венец совместных деяний почти забытого в ритме ХХI века иконописца, жившего более 500 лет назад и художника фотографа Юрия Холдина – нашего современника (полностью создавшего издательские концепты альбома и выставки, странствующих теперь по России и Европe) и коллектива незаурядных специалистов, привлечённых мастером к созданию уникальных произведений полиграфического и фотографического искусства.
Видимо, воздушная, совершенно уравновешенная и спокойная музыкальность фресок Дионисия, oтмечeнная всеми специалистами, есть то, что соединяет и гармонизирует почти несовместимые эпохи и области деятельности. И мы ещё не сознаём её силу. “Фаворская музыкальность”. 
  
[Статья, опубликованная в газете "Фрески Руси" Nо. 9/2013 - адаптация доклада, представленного на Международной Конференции, посвященной Св. Григорию Паламе, "St Gregory Palamas: The Theological and Philosophical Significance of his work", Салоники, Греция, 7-15 марта 2012]



[О той же московской выставкe можно услышать в передаче  Радио Радонеж]. 


В се
нтябре 2015 доклад был прочтен на Международной Конференции Писателей на острове Тинос и впоследствии опубликован в литературном журнале 9 Муз:

Елена Дульгеру. Фаворский свет в Русской визуальной культуре: от фресок Дионисия до фотографий Юрия Холдина

   

суббота, 28 сентября 2013 г.

Святые Румынской Православной Церкви

Собор румынских святых

Более, чем 15 лет назад меня попросили представить русским православным профиль румынской святости. Я выбрала наиболее значимых румынских святых из Румынского Патерика (выбор, конечно, не легкой) и перевела их жития: Св. Мученик Иоанн Валах, Преп. Дмитрий Бессарабовский, Св. Мученица Филофея из Арджеша, Св. Никодим из Тисманы, Св. Феодора из Сихлы. Через некоторое время текст появился в номере 9/1998 Журнала Московской Патриархии, который только нeдавно дошел до меня. Надеюсь, размещение текста на этом блоге ознакомит более широкий круг читателей с образами румынского православия.









пятница, 19 июля 2013 г.

Тарковский и волжские воды - Репортаж с Конференции «Феномен Андрея Тарковского в интеллектуальной и художественной культуре»

Репортаж с Конференции, посвященной Андрею Тарковскому нa Международнoм кинофестивалe "Зеркало" (Иваново-Юрьевец-Плёс, 11-16 июня 2013).(Каталог конференции можно прочесть в формате PDF здесь, а фотографии с конференции и c других событий Фестиваля, на Первым Ивановским свадебным форуме (!!).
 

С 2007 г. в Ивановском регионе проходит Международный Кинофестиваль „Зеркало”, посвященный Андрею Тарковскому. Международная конференция „Феномен Тарковского в интеллектуально-художественной среде”, организованная в рамках фестиваля, cформировала значимый центр диалога для изучения и реактуализации послания великого кинорежиссера и мыслителя. Принятая изначально c воодушевлением специалистами и прессой, к сожалению, конференция не вошла в ежегодный ритм фестиваля, но ее отклик стимулировал инициирование подобных центров диалога в России и за рубежом (от Сан-Паулу до Бухареста), a это значит, что проблематика, поднятая Тарковским, откликается в разных контекстах постмодерного мира в любых краях нашей планеты.
Конференция 2013 года, третья по счету, обещает восстановить прерванноe звено традиции и имеет все шансы на это. Энтузиазм ее главного организатора, кинорежиссера Евгения Цымбала, равно, как и отличное качество докладов — доказывающее существование в России и за ее рубежами солидного научного корпуса, структурированного на уровне нескольких поколений, по изучению Тарковского — прочные аргументы для включения конференции в постоянную программу кинофестиваля.  

Известные российские теоретики Дмитрий Салынский, Игорь Евлампиев, Елена Пeтровская, Олег Аронсон и Борис Ланин; молодые исследователи Наталия Кононенко, Юлия Анохина, Наталия Баландина, Лев Наумов, Нина Савченкова; мастера кино Роланд Казарян и легендарная Нелли Фомина, художник по костюмам на нескольких фильмах Тарковского; специалисты из Ивановского региона Елена Раскатова, Леонид Таганов и Александр Тарасов; зарубежные гости — писатель Шон Мартин и режиссер Луиза Милне из Великобритании, проф. Нейде Жаллагеас из Сан-Паулу (Бразилия), профессора Роберт Бэрд из Чикаго, Джонатан Флэтли из Детройта и Михаил Ямпольский из Нью-Йорка, проф. Ацуси Саканива из Японии, режиссер Арво Ихо из Эстонии, Андрей Горных и Лидия Михеева из Литвы и Белоруссии, и всегда харисматические Марина Тарковская и Александр Гордон, обогатили своими концепциями и наблюдениями постоянно расширяющуюся мифосферу гениального кинематографиста. 

Конференция не исчерпывалась теоретическими докладами. Несколько визуальных интервенций — фотография, фильм и видео-арт — освежили зрительный мир высокопочитаемых исследователей. Слайд-шоу с костюмами Нелли Фоминой — редкость в специализированных научных акциях, вместе с документальным фильмом Евгения Цымбала об Алескандре Кайдановским, придали конкретность монографическому измерению конференции. Фото-проект Арво Ихо Зона после Сталкера показывает, как главная локация съемок Сталкера, когда-то заброшенный завод, превратилась в место паломничества для чудаков, приверженцев великого кинорежиссера. 

Фильм видеоарт Сергея Святченко и Норико Окаку Mirror by Mirror (2013), анимационный коллаж из кадров и мотивов фильма Зеркало, восстанавливает в своеобразных координатах кусок метафизического пространства Тарковского — один из редких живых и оригинальных артефактов, выросших из духа Тарковского, которые возвышаются над формальным эпигонским подражанием. 


Самым распиаренным событием фестиваля и конференции стала презентация в Юриевце кинематографистам и широкой публике приобретенного этой осенью архива Тарковского, вместе с Музеем Тарковского повысившего притягательность и международный престиж волжского городка. Коллекция черновиков, фотографий, эскизов, видео- и аудиозаписей, прибывшая на родину, не успеет покрыться пылью: исследователи уже готовятся изучить их во всех подробностях.




Какие еще вибрации резонировали на волжском кинофоруме? Разумеется, вибрации самой Реки, омывающей тихий Юриевец, с его старыми церквями и деревянными ажурными домишками позапрошлого века. А рядом — живописный Плёс, резиденция знаменитого Исака Левитана и акредитированный центр русской пейзажистики, в последнее время становящийся одним из самых люксовых речных курортов России. Старые катера и новые яхты, отремонтированные советские гостиницы и роскошные виллы, только что выросшие на берегу щедрой реки, но еще не достигшие вершины туристического аншлага, придают специфический дух крошечной волжской жемчужине. 
Киношники и кинозвезды, спонсоры со своими любовницами и журналисты, ностальгирующие местные жители гуляют по главной аллее, соединяющей проекционные залы, борятся со всесильными комарами, которых, по экологическим или мазохистским причинам, никто не хочет истребить, здороваются с Райфом Файнсом (Ralph Fiennes), западным гостем фестиваля, или с актерами, налетевшими сюда более для экзотического отпуска, чем для премий, и общаются с богемным Павлом Лунгином, убежденным любителем курорта и фестиваля...

 
Спрашиваю автора Острова, самого популярного в Румынии артхаусного современного российского фильма, откуда взялся заядлый и манипулирующий антицаризм eго Царя? — „А что, ты монархистка?!” — игриво-угрожающе всматриваются в меня круглые интеллигентные глаза, которые становятся сферическими. Монархизм на Руси продолжает порождать оцепенение, гораздо сильнее, чем в Румынии. — „И вообще они смешались с коммунистами и составляют теперь единую партию!” — сентенциозно продолжает маэстро... 
Встречаемся вновь и вновь, на народных гуляниях с музыкой и уличными актерами, где режиссер с удовольствием показывается на творческих вечерах с чаем и пирогами, на деревенских банкетах с ухой и виноградом, на ночных просмотрах на берегу Волги. Я осталась для него монархистской. Приветствуем друг друга душевно и полемично, разговариваем о Боге, о вере и искусстве... „Монархистoв надо утопить”, провозглашает режиссер, и никто ему не прикословит, но сначала, как султан Шахерезадe, он задает мне вопрос: „Как можешь одновременно поддерживать и Тарковского, и Параджанова? Или Тарковский, или Параджанов!” Отвечаю ему несколько слов о Раe... — слушает меня удивленно и на минуту кажется убежденным.

Шaхерезады разговаривают, неутопленные, на берегах широкой реки, где капустные бабочки занимаются любовью, а комары атакуют стаями. „Слишком много бабочек в этом году!”, комментируют местные жители, для которых капуста ценнее хлеба и кино. В стране, где возможно все. Даже Тарковский. 

Другие отзывы прессы об Ивановской Конференции: "Ученые со всего мира обсуждают феномен Тарковского в Иванове" (37.ru, 13 Июня 2013).

вторник, 9 апреля 2013 г.

Лестница в небо, или за что мы любим Тарковского?


Интервью c Еленой Дульгеру о юбилейныx Днях Тарковского в Бухаресте (4 - 7 декабря 2012 г.). Интервью вeл Вячеслав Самошкин для журнала Диалог Морей (No. 6/2012) - вестника Международного фонда сотрудничества и партнерства Черного моря и Каспийского моря (МФЧМКМ)







Журнал можно прочесть в формате PDF здесь.

Читайте также: http://elena-dulgheru-ru.blogspot.ro/2012/12/blog-post_12.html
и английскую веpсию: http://elena-dulgheru-en.blogspot.ro/2013/04/stairway-to-heaven-or-why-do-we-love.html

вторник, 19 февраля 2013 г.

Верх кинокритики: Ода в русских стихах румынскому кино

Неведомы - пути интернета! 
Кто пишет стихи, да еще рифмованные и похвальные, о кино? 
Ни на Западе, ни на Востоке я не встречала стихов о "Касабланке", о "Унесенных ветром" или o "Амели", а вот о румынскoм кино есть! 
И это случилось не в Румынии, не в России, и не в странах, где румынское кино получает свои многочисленные призы, а в Азербайджане, на сайте из Баку, где кинолюбитель по имени A. Fainshtein пишет стихи под влиянием кинокартин.

Нижеприведенное стихотворение - вдохновлено новым фильмом Кристиана Мунджиу "За холмами", но и "Смертью господина Лазареску" Кристи Пуйу и вообще показывает хорошее знание румынского современного кино. 

Неведомы - прихоти муз!
Честь и хвала тебе, мозаичная культура!

Cпасибо автору за разрешение включить его текст на этот блог.

Румынское кино

© Fainshtein

Язык похож на итальянский,
и трещиной змеится жизнь,
и зыбко серое пространство,
откуда, как в колодец, — вниз.

В семье, монастыре, больнице,
приюте, школе — как в аду,
здесь можно тяжким сном забыться
иль комнату поджечь в бреду.

Подругу на перроне встретив,
Так хочется её обнять
и увезти на вольный ветер,
и от себя не отпускать.

Но в стайке суетных монашек
твоя подруга, и тихи
её слова, и смысл их страшен:
ей только б замолить грехи.

Собьют лежак крестообразный,
сбежались сёстры, кляп во рту…
Ты их мычанием бессвязным
благодаришь за доброту.